Правила посещения

«Ревизор» в театре Ермоловой. Танцуют все!

15.02.2015


Вчера на сцене театра Ермоловой состоялся премьерный показ спектакля «Ревизор» в постановке режиссера-хореографа Сергея Землянского.

Позволю себе начать с вопроса: «Какая первая фраза приходит вам на ум, когда вы видите на афише слово „Ревизор“»?

Варианты ответов: «На зеркало неча пенять, коли рожа крива», или «над кем смеётесь? Над собой смеётесь?», ну или «Большому кораблю — большое плавание!». А быть может, та самая, бессмертная цитата: «Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие: к нам едет ревизор». Эти, последние слова, буквально вырываются сами собой, на уровне безусловного рефлекса.

Что может быть логичней, ведь еще со школы мы знаем «Ревизора» чуть ли ни наизусть. Мало того, пожалуй, нет в России такого города, где не ставили бы «Ревизора». Если не в городском театре, так в местном ДК, если не в ДК, так районной студии народного творчества и самодеятельности, не редкость, когда «Ревизор» входит в основной репертуар школьного драмкружка.

Господа читатели, у меня для вас приятнейшее известие — в «Ревизоре» Сергея Землянского этих штампов вы не увидите и не услышите!

Интрига «Ревизора», поставленного на сцене театра Ермоловой, скрыта в неординарном режиссерском прочтении и актерской подаче нетленного произведения русской классики.

Рискну предположить, что режиссер решил уберечь незабвенного нашего Николая Васильевича от очередного, возможно уже миллионного по счету, повторения до боли избитого текста комедии. Одновременно, постановщик, очевидно, также решил, и ранимого зрителя поберечь, предложив совершенно новую, достаточно неожиданную и где-то даже неординарную форму спектакля. Охарактеризовав ее как «комедия без слов».

В этом спектакле текста просто нет, лишь один небольшой, но многозначительный, монолог в финале. Однако в этом спектакле есть движение, пластика, динамика и танец, замещающие все слова. Здесь, как в немом кино — сюжет читается без слов.

Сюжетная линия сохранена режиссером в полном объеме. Спектакль начинается со страшного сна губернатора о двух чудовищных крысах. Также и завершается постановка, но куда более ужасающим кошмаром градоначальника о нашествии крыс на город. А между двумя этими хорерами о мелких, но крайне кровожадных грызунах, как раз-таки и кроется все самое интересное и интригующее в этом спектакле.

Первые двадцать минут, неподготовленный зритель все ожидает, когда же прозвучит вышеупомянутый анонс о прибытии аудитора в региональный центр. Поняв, что слов не будет, зритель удивляется, потом расслабляется и начинает получать удовольствие от созерцания. Юмор, комичность, ирония, сарказм в чистом виде. Один жест, вместо тысячи слов, и все понятно. Цитаты всплывают в памяти сами собой и легко читаются в каждой мизансцене. «Ревизор» Сергея Землянского — это авторский, хореографический спектакль, не поддающийся определению его в один какой-то узкий жанр. Рискнем определить его как «мюзикл» и ошибемся, ввиду отсутствия диалогов. Предположим «водевиль»? И снова ошибемся, песен тут также нет. Возможно «балет»? Опять-таки нет — эта постановка не ограниченна одним стилем, здесь представлен настоящий калейдоскоп танцевальных форм и жанров. Да и к чему эти рамки? Оставим простор для зрительского воображения.

Но можно смело утверждать, такой «Ревизор» гарантированно удивит зрителя своей эклектичностью хореографических решений. Вот Хлестаков вальсирует с доченькой губернатора, следом исполняет пылкое, аргентинское танго с маменькой. Через пару минут все действующие лица перевоплощаются в «маленьких лебедей» и исполняют балетный этюд у воображаемого озера, а после все дружно переходят на гопака с элементами нижнего брейка. В финале, почтмейстер впечатляет зрителя, искусно исполняя чечетку.

На первый взгляд, подобный микс жанров, рискует превратиться в фарс. Но не в этом случае, здесь режиссура в полной мере соответствует саркастическому духу произведения Гоголя.

Первоисточник Гоголя комичен в словах — саркастичными замечаниями, говорящими фамилиями, хлесткими сравнениями, едкими эпитетами. Предложенное же режиссером прочтение «Ревизора» комично в действии — в жестах, движениях, пластических этюдах. Где каждая сцена ярко, выразительно и даже громогласно, передает смысл, вложенный в произведение автором, обходясь при этом без слов.

Этого «Ревизора» не рассказывают, его показывают, в буквальном смысле слова. Этот «Ревизор», он такой — мужчина весьма обаятельный и привлекательный, хоть и несколько изворотливый. Чем не герой нашего времени? Но главное, что данный «Ревизор» однозначно не похожий на всех своих предшественников. А по сему, определенно, заслуживает внимания.

Марина Копейкина, Русский блоггер

Подписаться на новости