Правила посещения

Сделать театр-клуб. На английский манер.

27.05.2013


В апреле 2012 года актер, антрепренер, создатель собственной театральной компании Олег Меньшиков возглавил Московский драматический театр имени Ермоловой. Это была самая мирная смена театрального руководителя за последние годы: предыдущий художественный руководитель народный артист СССР Владимир Андреев сам передал бразды правления в руки более молодого коллеги. Однако первые действия Олега Меньшикова в новой роли оказались весьма радикальными: в афише театра появились имена современных драматургов, за новые постановки взялись молодые режиссеры, из репертуара в одночасье исчезло два десятка названий. В конце апреля Олег Меньшиков подвел итоги первого сезона новой жизни театра.

– Что из сделанного за год в должности художественного руководителя вы записываете себе в плюс?

– Практически все, что мы наметили с Владимиром Алексеевичем Андреевым, когда он пригласил меня возглавить театр, сделано. Все четыре премьеры, запланированные на этот сезон, мы выпустили. Давайте считать: «Самая большая маленькая драма» по Чехову, спектакль, в котором играют Владимир Андреев и Валентин Гафт; «Снегурочка» – это такой Островский, прочитанный сегодняшними глазами; «Язычники» современного драматурга Анны Яблонской; наконец, апрельская премьера – «Портрет Дориана Грея» по Оскару Уайльду. Плюс мы восстановили на сцене Театра Ермоловой спектакли Театрального товарищества Олега Меньшикова. Это нельзя назвать премьерой как таковой, но сделаны новые декорации, обжито новое пространство, так что это во всяком случае свежая сценическая редакция спектаклей. Приходите – увидите у нас и «Игроков», и спектакль «1900» по Алессандро Барикко, и «Оркестр мечты».

Но ничего этого не было бы, если бы мы не начали с ремонта. Не весь театр пока отремонтировали, в новом сезоне еще будут работы в гримерных, в зале, на планшете сцены. Сделаны на сегодняшний день только зрительские фойе. Это принципиально: наша задача состоит в том, чтобы у людей, которые приходят в театр один раз, появилось желание приходить сюда еще и еще.

– Это получается? Что об этом говорит касса?

– А вот смотрите: с декабря по март по сравнению с предыдущим годом у нас возросли продажи билетов больше чем на 200%. Считаем с декабря, потому что в 2012 году мы только в декабре открыли сезон. По-моему, это огромный показатель. Да что там, я сам опешил, когда мне бухгалтеры показали эти цифры. Я понимал, что будет больше, чем в предыдущем сезоне, но, чтобы настолько больше, не представлял. Не хвастаюсь ничуть.

– Вы уже понимаете, кто ваш зритель?

– Самые разные люди. Много молодых, я счастлив, когда вижу молодой зал на «Самой большой маленькой драме», где играют наши корифеи. Вообще, у меня есть желание сделать своего рода театр-клуб. На английский манер. Когда у людей свободный вечер, хочется куда-то пойти, и они говорят себе: а что сегодня в Театре Ермоловой? Да не важно что – пойдем. Вот это моя мечта. Хочу, чтобы у нас проходили выставки, перформансы, показы одежды наших модельеров. Мы такие показы, кстати, уже планируем.

– Для клуба с выставками и показами мод зрительских фойе, наверное, недостаточно. Чтобы ваша мечта воплотилась, театру потребуются новые помещения?

– Есть договоренность с мэрией Москвы, что в перспективе все здание по Тверской, 5 перейдет в ведение Театра Ермоловой. Будет у нас свой театральный центр – с театральной школой, библиотекой, малым залом (может быть, и не одним), кинозалом. Понятно, что это будет не через месяц и не через год, хотя бы потому, что сейчас мы делим здание с другими организациями, которые арендуют помещения у города. Но малую сцену с отдельным входом мы уже строим – до конца 2013 года она откроется. Это будет очень современная площадка: современный свет, современный звук, современное оснащение зала. Новая театральная площадка в Москве – огромное событие!

Обычно, когда театр строит малую сцену, говорят: это для экспериментов. Да ничего подобного. Любой спектакль – эксперимент, а размер сцены не имеет значения. Да вот, пожалуйста, «Портрет Дориана Грея», наша последняя премьера, – еще какой эксперимент!

– В этом спектакле активно задействована техника: экраны, камеры, сложный видеоряд. Существование рядом с камерой меняет жизнь актера на сцене?

– Меняет, но не принципиально. Да, в спектакле есть сложная техника: режиссер Александр Созонов выбрал такой путь разговора со зрителем. И он это делает в некоторых сценах просто блистательно. Как актер я иногда себя в этом пространстве чувствую марионеткой. Но это такой язык.

Это вообще достаточно сложный спектакль. Мы же не повесили эти экраны, чтобы облегчить себе задачу. Наш «Дориан Грей» заставляет думать. Там нет истерических аплодисментов в конце, нет дешевых шуток. Длинный первый акт, построенный только на разговорах. Евгений Каменькович зашел на премьеру и удивился: «Как вы два часа заставляете людей слушать текст? Мне непонятно». Вот где настоящий эксперимент.

– Как складываются ваши отношения с труппой?

– Артистам я очень благодарен за мощное доверие. Я же, придя в театр, вывел из текущего репертуара 24 названия. Для артистов это трагедия: они лишаются работы. Но они не возроптали, поверили мне. Вот за это им огромная благодарность.

Конечно, на мне очень большая ответственность. В труппе сейчас 80 человек, всех немедленно обеспечить работой я не в состоянии. Но постепенно буду это делать, и для этого в том числе нужна малая сцена. Люди должны работать и получать за это хорошие деньги.

– Вы не любите говорить о планах, хотя ни для кого уже не секрет, что в Театре Ермоловой главным событием будущего сезона обещает стать «Ревизор». А музыкальные спектакли будут появляться в вашей афише?

– Будут, иначе я просто не был бы собой. Не часто, но раз в два-три сезона мы будем позволять себе такое отдохновение. Я вот уже лет семь ношусь с идеей сделать «Сильву», даже аранжировка готова. Не классический симфонический вариант, а с духовым оркестром, в духе Кустурицы и Бреговича. Такая лихая история. Хочу придумать это приношение великой музыке Кальмана. И придумаю.

– Психология антрепренера принципиально отличается от психологии художественного руководителя театра?

– По-моему, все это психология продюсера. Продюсер – человек, который генерирует идеи, а потом собирает команду, способную эти идеи воплотить. Я думал так, когда был свободным человеком и руководил антрепризой, и так же думаю сейчас, когда моя жизнь подчинена стационарному театру. Может быть, поэтому для меня и сложности перехода на новую работу не было. Продюсер – самый главный человек в театре, потому что ничего сложнее и важнее производства идей в театре нет.

Елена Рыбакова, Театральная Афиша

Подписаться на новости