Правила посещения

Возраст с человеческим лицом

12.04.2013


Театр имени Ермоловой показал премьеру спектакля по роману Оскара Уайльда "Портрет Дориана Грея" в постановке молодого режиссера Александра Созонова и с участием художественного руководителя театра Олега Меньшикова.

Действие романа Уайльда в Театре имени Ермоловой перенесли в наши дни. Кстати, через дорогу, в МХТ имени Чехова, недавно тоже сыграли современного "Дориана Грея" — не всего, правда, а несколько фрагментов, включенных в спектакль Константина Богомолова "Идеальный муж. Комедия". Дориан Грей у Богомолова скорее политик, стремящийся победить время и хорошо выглядеть, безнаказанно творя при этом злодеяния.

Александр Созонов так далеко не пошел. И его спектакль заставляет вспомнить не столько недавнюю премьеру МХТ, сколько спектакль известного англичанина Мэттью Борна, показанный несколько лет назад на Чеховском фестивале: Дориан Грей олицетворял там современную индустрию глянцевого жизнелюбия, он постепенно превращался из человека в торговую марку. Примерно то же самое происходит и в спектакле Театра имени Ермоловой: вечно молодой Дориан не только красуется на рекламных фотографиях, но и становится модным брендом — инициалы, ставшие узнаваемой торговой маркой, мелькают на одежде, пакетах, аксессуарах и т. д.

В полном соответствии с требованиями современности изменился и сам магический портрет. Художник Бэзил, написавший портрет Дориана Грея, превращен в видеоинсталляцию — в мастерской художника, похожей на съемочный павильон, главенствует видеокамера. Именно с ее помощью Бэзил монтирует на экране хитроумные композиции, играя с предметами и людьми. Обнаженный до пояса Дориан, впервые явившийся похожим на уличного рэпера, бежит по велотренажеру, Бэзил снимает его, совмещает с другими картинками — и в результате появляется размытое изображение человека на голубом фоне, похожее на разряд молнии. Оно и есть тот самый "портрет", который записывается на мигающую зеленым огоньком флешку. И потом, чтобы проверить свой портрет, Дориан должен прежде всего включить компьютер.

Идея поначалу кажется занятной. Но нельзя сказать, что она эффектно срабатывает. Во-первых, увлеченный новыми технологиями режиссер на протяжении довольно длинного спектакля слишком часто и беспорядочно использует видеокамеру и скользящий над сценой экран — сам принцип таинственного портрета таким образом нивелируется. Во-вторых, компьютерную графику зритель все-таки воспринимает умозрительно: ну появляются на трехмерной человекообразной фигуре какие-то зеленые пятна, а потом изображение вообще превращается в текучую темную субстанцию — на то и придуман компьютер, чтобы все это мгновенно преобразовывать. Когда читаешь страницы Уайльда про изменения нарисованного лица, становится действительно страшно. Когда видишь мелькание абстрактной картинки, не становится никак.

Не вполне справился молодой режиссер и с собственно театральным действием, особенно во втором действии. Играющий Дориана молодой артист Сергей Кемпо обладает впечатляющей фактурой, но с его героем, по сути, мало что происходит. (Конечно, это очень тяжелая роль — именно потому, что внешность героя не меняется.) Изрядная невнятность царит и среди исполнителей ролей второго плана — исключение составляет бывший худрук театра Владимир Андреев в изящно сыгранной эпизодической роли лорда Фермора. Впрочем, то, что с труппой театра худруку нынешнему предстоит много работать, и так все понимают.

Для Олега Меньшикова лорд Генри стал первой новой ролью, сыгранной в статусе руководителя театра, до этого в репертуар были взяты уже существующие спектакли с его участием. Лорд Генри и становится главной ролью в "Дориане Грее". Этому герою принадлежит львиная доля уайльдовских реплик-афоризмов, разумеется, оживляющих действие. Кроме того, Меньшиков играет еще и персонажа от автора, становясь не только героем, но и рассказчиком. А еще он превращается в модель для видеопортрета — именно движения лорда Генри преображаются техникой в переливы темной кляксы на экране, доводящей Грея до самоубийства.

Прием сей смотрится чем-то большим, нежели просто способом продлить пребывание Меньшикова на сцене. Понятно, что многие зрители пойдут на спектакль прежде всего ради встречи с актером. Конечно, тема Дориана Грея близка самому актеру. Не сыграв ее в свое время, теперь он, кажется, мысленно проигрывает и ее тоже. Приходилось читать, что лорд Генри в спектакле должен был стать кем-то вроде продюсера Дориана. Пожалуй, для продюсера он слишком расслаблен, слишком похож на созерцателя. На самом деле Меньшиков играет несостоявшегося Дориана. Время, конечно, делает с ним свое дело: пару раз лорд Генри въезжает в спектакль из своей старости, на инвалидной коляске. Но более важным кажется тот момент, когда герой Меньшикова появляется спустя 20 лет после начала повествования рядом с Дорианом, и мы понимаем, что время пощадило не одно, а оба лица.

Роман Должанский, Коммерсантъ

Подписаться на новости