Правила посещения

Стихия чувств - сродни природе

01.12.2010


В старинном Театре имени Ермоловой, расположенном в нескольких шагах от Красной площади, состоялась премьера по малоизвестной пьесе Теннесси Уильямса «Весенняя гроза».
Что-то зачастили столичные коллективы ставить американского классика, как будто у нас своих драматургов нет, но, видно, на то есть свои причины. Если внимательно читать пьесы Уильямса, то в них можно обнаружить чеховские мотивы. Те же неустроенные судьбы, та же тоска по лучшей жизни, тот же заедающий быт (только американский), к которому примешиваются гиперсексуальность, психосоматика, жажда денег. Наверное, это и привлекает современных режиссеров, пытающихся через Уильямса рассказать о наболевших проблемах нашего общества.
Мещанство оно и есть мещанство, в какие бы одежды ни рядилось, в какой бы стране ни пускало корни, и Америка в этом плане давно обогнала и перегнала Россию, только там это называется материальным процветанием. Похоже, и мы скоро к этому приблизимся со своей загадочной душой, объявив главным приоритетом ценностей: «мой дом — моя крепость». Казалось бы, ничего плохого в этом нет. Глупо упрекать человека, желающего стать счастливым, только ведь материальные блага — это еще не все… Теннесси Уильямс, насквозь пропитанный американской мечтой, естественно, догадывался об этом, создавая галерею неврастеников, пьяниц, бродяг, духовно сломленных благополучием. И поэтому всей душой ненавидел сытость, равнодушие, пустые разговоры, рекламную благотворительность.
Приглашенный Владимиром Андреевым на постановку Александр Огарев попытался создать пародию на американский стиль жизни с трагическим финалом. Ибо нельзя долго жить в закупоренной бутылке, когда-нибудь она рванет, и прольется дождь, смывая человеческие грехи и всю ту грязь, которая накопилась за счет обмана, лжи, притворства. При этом Огарев не хочет слишком нагружать зрителя, временами он уходит в опереточный стиль, пластические дивертисменты, грешит излишней концертностью (актеры постоянно обращаются в зрительный зал), и все для того, чтобы подчеркнуть: на какие пустяки тратится жизнь. А в это время с миром что-то происходит: меняется климат, гремят грозы зимой, смещается ось земного шара, и он летит, летит на голубом экране куда-то в бесконечность, превращаясь в маленькую точку, в виде зрачка Бога, а может, вселенского разума. Надо сказать: компьютерная графика в этом спектакле несет большую смысловую нагрузку, она по своей сути философична. К примеру, действие происходит в квартире юной девушки Хевейли (Елена Пурис), мать которой хочет выдать дочь за перспективного юношу Артура Шеннона (Александр Лобанов), но разговор не клеится. Девушка влюблена в другого — максималиста Дика в брутальном исполнении Евгения Шляпина, поэтому все правила игры, насаждаемые кокетливой матерью — Ольгой Матушкиной, напоминают плохое варьете, где и чувства бутафорские, и цели у героев плевые. И вот весь этот «мусор» как бы выбрасывается в стратосферу, и компьютерная квартира летит в безвоздушном пространстве, засоряя космос. Мало того что земля превратилась в мусорную свалку, человек даже исхитряется загадить то, что лежит за пределами его разума.
«Весенняя гроза» Уильямса, это не «Гроза» Островского, и в то же время пафос у них один. Он связан с обновлением, потрясением старых основ, которое вносит новое поколение «колы», презирающее мещанский быт и все то, что связано с кондовыми правилами, отжившими традициями, бесконечными графиками успеха, загоняющими человека в золотую клетку. Неудивительно, что в этом «марше протеста» кто-то из молодых погибает, ломает себе шею, а то и всю жизнь. Но стихия чувств — сродни стихии природы, которая тоже возмущается, протестует, насылает цунами, землетрясения, извержения вулканов, пытаясь остановить человека в его самонадеянном превосходстве и призывая к гармонии и любви. Ведь природу нельзя уложить в какую-то схему, как ни поворачивай реки и ни устраивай дамбы на их пути. И вызвать грозу по заказу платного бюро тоже нельзя, она подчиняется своему божеству. Именно поэтому режиссер Огарев сделал ее действующим «лицом» спектакля, за билетами на который выстраиваются длинные очереди.

Любовь Лебедина, Трибуна

Подписаться на новости