Независимая оценка

Неземной виртуоз

24.04.2008


В Москве состоялась премьера моноспектакля Олега Меньшикова «1900»
В жанре моноспектакля Олег Меньшиков еще ни разу себя не проверял, а тут вдруг решился. Во вторник он впервые ступил на палубу океанского лайнера «Вирджиния», выстроенную специально для него на сцене Театра имени Моссовета. По-итальянски пьеса Алессандро Барикко называется красиво - «Новеченто», но Театральное товарищество Олега Меньшикова предпочло неблагозвучный, хотя и более понятный русской публике вариант - «1900». Премьеру сыграли в рамках фестиваля искусств «Черешневый лес».
«Ты-ся-ча-де-вять-сот» - ни один итальянец такого ужаса в жизни не выговорит, но в устах российского актера Олега Меньшикова это сложное числительное приобретает даже известный шик. Шик, блеск, красота - это вообще то, что выделяет Меньшикова из общей актерской массы, и материал ему в этом смысле попался самый что ни на есть подходящий: «1900» - это, что называется, красивая история. Про малютку-подкидыша, найденного в 1900 году на верхней палубе корабля и с годами выросшего в неземного пианиста. Неземным его можно назвать еще и по той причине, что Новеченто ни разу не спустился с трапа на сушу и всю свою жизнь раскачивался в такт джазовым импровизациям, а также океанским штормам, в танцевальном салоне первого класса.
Меньшикову в этом спектакле тоже обеспечена качка на должном уровне - хотя это и моноспектакль, но актер на сцене все-таки не один: где-то за пределами палубы, которая благодаря остроумию сценографа Игоря Попова по форме напоминает крышку рояля, примостилось джазовое трио. Нет, в виртуозности эти музыканты вовсе не пытаются равняться с Новеченто, после которого, как утверждает Алессандро Барикко, можно было прикуривать сигарету от струн рояля. Эти трое лишь скромно обеспечивают музыкальное сопровождение, а быть виртуозом предоставляют Олегу Меньшикову.
Полное имя подкидыша звучит как негритянский джаз - Дэнни Будман Т.Д. Лемон Новеченто, и эдакую конструкцию мог выдумать только чернокожий уборщик, который на заре XX века, собственно, и обнаружил героя пьесы в картонной коробке. Тысяча Девятисотый, как его по-русски называет Олег Меньшиков, многие годы бороздил океаны, наяривая на клавишах. Однажды он чуть было не сошел на землю в Нью-Йорке, но в последний момент передумал и дожил до Второй мировой войны, а затем позволил взорвать себя вместе со своей родиной - океанским лайнером «Вирджиния». В конце, по замыслу авторов пьесы и спектакля, всем полагается рыдать. Если, конечно, у зрителей возникнет такое желание.
Спектакль «1900», у которого, по официальной версии, даже нет режиссера (в программке авторами названы сразу восемь человек), - это прежде всего прекрасный повод для демонстрации актерских возможностей Олега Меньшикова. Надо признать, что форму он не потерял, хотя теперь ему не всегда просто восстановить дыхание после легких танцевальных прыжков по сцене. Но он стопроцентно держит огромный зал Театра имени Моссовета на протяжении 100 минут, а такой подвиг очень редкий актер может совершить в одиночку. Что называется, вес взят, с чем Меньшикова и нужно искренно поздравить.
Другое дело, что пьеса Алессандро Барикко, несмотря на все остроумие, не слишком-то глубока и скользит себе по океанской глади, не забираясь в Марианские впадины человеческой души. Она элегантна, как рояль, и предназначена для публики с верхней палубы. Чуть-чуть пофилософствовать, растрогаться, посмеяться и попросту стать свидетелями виртуозной актерской игры - чего, собственно, еще зрителю надо? Все это Олег Меньшиков обеспечивает с лихвой. В конце концов, он первоклассный актер и честно отрабатывает свой номер для благосклонных пассажиров первого класса.

Глеб Ситковский, Газета

Подписаться на новости