Правила посещения

Соло на пианисте

24.04.2008


Олег Меньшиков сыграл "1900"
Открытый фестиваль искусств "Черешневый лес" представил премьеру спектакля Театрального товарищества Олега Меньшикова по пьесе итальянца Алессандро Барикко "1900". Это моноспектакль самого Олега Меньшикова. РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ считает, что материал для соло актер выбрал очень точно.
Что театральный народ говорил перед премьерой, легко догадаться — какой, мол, отважный человек Олег Меньшиков, ведь столько лет не играл на театре новых ролей, и тут вдруг решился на моноспектакль, да не где-то там под крышей, а на большой сцене тысячного зала (в связи с чем вспомнить можно разве что Константина Райкина с "Контрабасом" и Алису Фрейндлих с "Оскаром и розовой дамой"), к тому же по пьесе не самой известной, хотя и набирающего популярность автора.
Если говорить о жанре, то удивляться стоит не смелости актера, а как раз его нерешительности. Олегу Меньшикову жанр сценического соло, многим кажущийся ущербным, не только не противопоказан, а прописан. Собственно говоря, он и свои предыдущие роли — взять хотя бы "Горе от ума" или "Демона" — играл как моноспектакли внутри спектаклей, населенных еще и какими-то другими персонажами. Что касается необходимости работать на большой зал, то сомнения скептиков в данном случае просто оскорбительны: ну ясно же, что артист с такой харизмой и таким обаянием, как у Олега Меньшикова, может и поболее зал "взять" без видимых усилий. Про количество публики и название спектакля вовсе смешно беспокоиться — а что, если бы господин Меньшиков объявил, что будет просто ходить по сцене и читать газетные передовицы, меньше бы народу пришло?
Пьеса "1900" — не газетная передовица, а очень даже интересная история, знакомая зрителям по фильму Джузеппе Торнаторе "Легенда о пианисте посреди океана". Собственно, это даже не пьеса, а повесть с ремарками, превращающими ее в театральный монолог. Автор — и, соответственно, исполнитель — рассказывает историю про подкидыша, найденного на корабле, который совершал регулярные трансатлантические рейсы. Мальчик вырос на борту и никогда не сходил на берег. Он играл в судовом оркестре — и превратился в потрясающего пианиста, игра которого никого не оставляла равнодушным. Так он и провел всю жизнь между Америкой и Европой, лишь один раз предпринял попытку спуститься на землю, но все-таки не сделал этого. И в конце концов пошел на дно вместе с судном, которое взорвали по причине износа и непригодности к плаванию.
Несложно догадаться, что загадочный музыкант по имени Тысяча Девятисотый, данному ему по году рождения,— своего рода иносказание. В сущности, не повидав настоящего мира, герой знает и чувствует весь этот мир гораздо лучше и тоньше окружающих, потому что считывает его с других людей. Пьеса Алессандро Барикко — о том, что гениальному художнику, обладающему интуицией и аномальной чувствительностью, не нужен конкретный жизненный опыт. Более того, иногда даже вреден, потому что опыт может разрушить талант. Несложно предположить, чем вдруг "зацепил" Олега Меньшикова сюжет итальянского писателя. Господин Меньшиков строит свою собственную биографию так, чтобы убедить окружающий мир в его, мира, для него, Олега Меньшикова, необязательности.
Впрочем, написанный Алессандро Барикко монолог освобождает от необходимости играть собственного Тысяча Девятисотого: рассказ ведется от лица его друга и коллеги, последнего человека, видевшего пианиста перед взрывом корабля и слышавшего его последние слова. Так что о родной душе Олег Меньшиков говорит со сцены опосредованно. В конце концов, господин Барикко ведь не копает особенно глубоко. Его "1900" — хорошая современная беллетристика, которую следует прочитывать залпом. Например, если нужно проехать по длинной линии метро, от первой станции до последней. Игра Олега Меньшикова в этом спектакле может быть названа актерской беллетристикой. Меньше чем полуторачасовое сценическое плавание он совершает элегантно и ненастойчиво, скользя по волнам: на них приятно качает, но угрозы шторма нет.
По сюжету, впрочем, шторм все-таки разыгрывается. На сцене он выглядит очень красиво: актер парит на фоне колыхающегося белого занавеса. Еще он летает на подвесном рояле — вместе с безмолвным двойником, позволяющим Олегу Меньшикову эффектно появляться, откуда не ждали. А еще актер лихо отстукивает чечетку. Что еще сказать про "1900"? На сцене присутствует оркестр, украшающий спектакль живой музыкой. Один раз через сцену проплывает макет корабля. Художник Игорь Попов придумал треугольный помост, врезающийся в авансцену: с него в финале струящаяся черная материя "смывает" тело музыканта. Потом Олег Меньшиков торопливо отбирает букеты у выстроившихся в проходе в очередь поклонниц и скрывается. Он опять не рискнул сойти на берег.

Роман Должанский, Коммерсант

Подписаться на новости