Правила посещения

Гамлет начинает и…выигрывает

25.02.2014


Новое прочтение «Гамлета» в Театре Ермоловой

Отрадно наблюдать в Театре Ермоловой на премьере «Гамлета» полный аншлаг, аншлаг – вполне заслуженный. Впервые спектакль представили публике 20 декабря 2013 года и сразу же стало ясно, что в ряду других московских «Гамлетов» ермоловский – не очередная версия, а абсолютно самостоятельный спектакль. Шекспировская пьеса в современном переводе Андрея Чернова обрела в постановке Валерия Саркисова с костюмами Андрея Климова новое прочтение без специального осовременивания и новомодных перфомансов.

 Главный герой (запомните это имя - Александр Петров) прямо на глазах из обычного современного молодого парня - ненавидящего ставшего отчимом дядю, страдающего от потери отца и предательства матери, трепетно любящего свою Офелию - вырастает в незаурядную личность, о которой говорят и спорят вот уже несколько веков. Молодой актер без всякой декламации и видимой значительности умудряется достичь той необходимой рефлексивности, без которой Гамлета (одну из величайших ролей мирового репертуара) невозможно представить. Зримое ощущение его сомнений и преображений захватывает и держит в напряжении весь спектакль. Кажется, будто он произносит вслух мысли, только что пришедшие ему в голову. Такая зрелая профессиональная работа у начинающего артиста – редкость. Он не потерялся в ансамбле матерых профессионалов – Агриппины Стекловой и Андрея Ильина. Ансамбль в этом спектакле сложился удачный. Кристина Асмус достойно пережила со своей Офелией многое, в том числе выстрадала сцену сумасшествия, которая всегда сродни экзамену на актерское мастерство, эта сцена - лакмусовая бумажка профессионализма. В спектакле замечательный Полоний (Сергей Бадичкин) – он современен и узнаваем настолько, что кажется героем новой драмы. Его попытки выслужиться даже за счет собственных детей, его суетливость и нелепая преданность оставляют сильное впечатление.

Гильдестерн (Павел Галич) и Розенкранц (Андрей Попов) - полные уроды, именно в этой трактовке предельно оправдано отношение Гамлета к таким «друзьям». Они своим предательством заслуживают свой финал, к которому старательно хотели сопроводить любимого однокашника. Хочется отметить могильщиков, они же - «артисты», они же – в др. ролях: Антон Колесников, Александр Лобанов, Егор Харламов с удовольствием играют шутов, не жалея комических красок. Их присутствие очень оживляет действие и придает трагедии еще большие объем и глубину.

И, наконец, Клавдий (Андрей Ильин) – сильнейший соперник, просчитывающий ходы вперед, но не поспевающий за молодым Гамлетом, который быстро учится и взрослеет на ходу. За Клавдием – хитрость и вероломство, за Гамлетом – ненависть и справедливое отмщение, за обоими – жестокость. Жестокий век, жестокие нравы. Ничего не изменилось, больше внешнего приличия, суть прежняя.

В ермоловском «Гамлете» есть еще одна важная вещь: Клавдий действительно сильно любит Гертруду, не может без нее жить. Когда Гертруда (Агриппина Стеклова) сознательно выпивает отравленное вино, пытаясь спаси сына (это новое прочтение впечатляет), умирает, Клавдий не сопротивляется кинжалу Гамлета, без Гертруды ему незачем жить.

Гениальный Шекспир хорошо разбирался в людях, потому, сколько бы театры ни ставили его вечные пьесы, они всегда будут разными спектаклями, главное, чтобы это было сделано талантливо…

Лариса Каневская, ВесьТеатр

Подписаться на новости