Правила посещения

Трагедия Гамлета, принца Датского

01.02.2014


Московский театр им. Ермоловой поставил «Гамлета». Обычно это произведение Шекспира обозначается как трагедия. В переводе Андрея Чернова, который режиссер Валерий Саркисов взял для постановки, написано: «Трагедия Гамлета, принца Датского». Но в программке читаем: «Гамлет. Спектакль в двух действиях». У Шекспира — пять действий, у Чернова — два. Таким образом, сразу становится понятным, что пьеса сокращена и упрощена.

Но вот начинается спектакль. На сцене колонны, расписанные сценами, вероятно, из шекспировской эпохи: кони, люди, битвы… По ходу спектакля эти колонны поднимаются, и верхняя их часть служит светильниками, а нижняя приобретает различные функции. Например, на них может стоять кресло короля, которое тоже используется для разных целей — как трон короля или королевы, место, где общаются Розенкранц, Гильденстерн и Гамлет, и т.д. (художник-постановщик — заслуженный деятель искусств России Александр Орлов, художник по костюмам — Андрей Климов). В спектакле занят Духовой оркестр Олега Меньшикова (дирижер — Денис Виноградов).

Считается, что каждый актер мечтает сыграть Гамлета. Так что Александру Петрову, который играет эту роль в спектакле Валерия Саркисова, повезло. Более того, режиссер так объясняет свое желание поставить «Гамлета»: «Идея постановки спектакля «Гамлет» возникла после знакомства с молодым актером Александром Петровым, в котором художественный руководитель театра Олег Меньшиков и я увидели Гамлета. И он по всем нашим представлениям совпадает с образом. Вокруг него возник спектакль. Это история про молодого человека, зажатого в тиски обстоятельств, брошенного в плавильную топку». Александр Петров играет Гамлета так, как его видит режиссер: «Он — индивидуальность, существующая в той среде, где в плотный клубок сплелись предательство, жизнь и смерть. Каждым своим шагом, каждым действием Гамлет пытается ответить на простой вопрос: «Зачем, для чего я пришел в этот мир?» На наших глазах развивается и растет личность, мальчик становится мужчиной, воином, человеком, способным на поступок».

Гамлет А. Петрова подвижен, пласти­чен и совсем не так медлителен, как принято думать. Он все время находится в движении, куда-то торопится. Гамлет мыслит, переживает — и действует. Впервые в жизни он столкнулся с изменой, коварством, злодейством… И хочет искоренить зло.

В спектакле заняты заслуженный артист России Андрей Ильин (Клавдий), заслуженная артистка России Агриппина Стеклова (Гертруда), Сергей Бадичкин (Полоний), Кристина Асмус (Офелия), Сергей Кемпо (Лаэрт), Евгений Шляпин (Горацио), Андрей Попов (Розенкранц), Павел Галич (Гильденстерн) и другие.

Замечу, что Фортенбраса, как и некоторых других действующих в шекспировской пьесе лиц, в этом перечне нет (в переводе А. Чернова он есть). Перевод Чернова современен, отличается бытовой лексикой и отсутствием пафоса: например, никакой женщины, тем более — Женщины, просто — баба.

Я думаю, создатели спектакля предполагали, что некоторые ситуации вызовут у зрителей недоумение, например, отношения Офелии и Лаэрта — явно не братско-сестринские. Добродетельная, чистая Офелия здесь не такая уж добродетельная и чистая. Монолог «Быть или не быть…» — вершину философско-поэтической мысли в мировой драматургии — Гамлет с интонацией, сниженной до бытовой, читает, обхватив Офелию за шею.

Интересен Клавдий в исполнении Андрея Ильина — уверенный в своей безнаказанности интриган и лицемер. Но он понимает, как ужасен его поступок — братоубийство, и боится разоблачения. Ильин замечательно произносит монолог, который обычно сокращают в постановках «Гамлета»: «Мой грех смердит до самых до небес…» Клавдия вроде бы мучают страх, нечистая совесть, однако он продолжает творить зло.

В мировом репертуаре есть несколько пьес, сценические воплощения которых исчисляются сотнями, и «Гамлет» — в их числе. Спектакль Театра им. Ермоловой занял свое место в этом ряду

Ирина Любавина, журнал

Подписаться на новости