Правила посещения

Я-Гамлет. Холодеет кровь...

09.01.2014


Пьеса "Гамлет" имеет довольно успешную сценическую и кинематографическую судьбу. С тех пор, как она впервые вышла из-под пера Великого Барда, ее ставили в небольших пространствах и огромных залах, в столицах и провинции, профессионалы и любители.

 Гамлет, принц Датский был философом и актером, мальчишкой и мстителем, стремящимся вернуть свое и пытающимся разобраться в происходящем вокруг. Но как бы ни интерпретировали саму пьесу и образ принца, она всегда оставалась "зеркалом, в которое смотрелось русское общество". Эта пьеса появлялась на сцене в те моменты, когда необходимо было переосмысление опыта прошлого. В нынешнем сезоне к этой пьесе Шекспира обратились три московских театра: Гоголь-центр, Театр Наций и Театр им.Ермоловой.

Можно сказать, что Валерий Саркисов поставил традиционный спектакль. А художник Александр Орлов придумал пространство, в котором сложно двигаться и трудно дышать. Сцена заполонена свисающими с колосников гобеленами с картинами блистательных побед королевского дома. Они плотные и в то же время непрочные, за ними можно спрятаться, чтобы подслушать, но они не спасают от смерти. Гобелены покачиваются от сквозняка или быстрого резкого движения. Перемещаться в этом замке можно только по диагонали, между нависающей над тобой историей, прячась за ней или отталкивая ее.

Гамлет Александра Петрова — юноша, вынужденный быстро взрослеть. Он с радостью проводил бы свои дни со студентами в Виттенберге. Вместо этого мается среди пыльных полотен, мучается от того, что должен терпеть Клавдия (Андрей Ильин) и видеть падение матери (Агриппина Стеклова). Александр Петров делает упор именно на юность героя и страдания, которые причиняет ему предательство матери. Его Гамлет живет отроческими воспоминаниями об отце, умнейшем и великодушнейшем короле. Отец для него — вся вселенная. А его смерть — разрушение этой вселенной.

Он ревнует мать и к памяти отца, и к Клавдию, так легко увлекшему ее. Он отчаянно ищет повода доказать матери ничтожество ее избранника. Разговор с Призраком дает толчок изобретательному разоблачению негодяя, обманом занявшего трон. Гамлет Петрова действует не спонтанно, а с точностью выверяет каждый шаг. Для всех, с кем ему приходится разговаривать, он придумывает свой текст. Гамлет Петрова жесток с Офелией (Маргарита Толстоганова), он намеренно запутывает ее, убеждает в своем безумии. Но не менее жесток он и с матерью, яростно выплевывая ей в лицо обвинения в измене.

Гертруда у Агриппины Стекловой совершенно не помнит о том, что она королева. Странно наивная, иногда потерянная, со счастливой улыбкой удовлетворенной женщины, она, кажется, не замечает ничего вокруг. Для нее существует только Клавдий. Она видит и слышит только его. Слова сына доносятся как сквозь пелену, не доходят до разума, и лишь когда Гамлет начинает кричать и трясти ее, она выходит из состояния благостного сна. У нее мгновенно меняется выражение лица — столько в нем появляется страдания и муки, вызванных жестокими, несправедливыми словами сына. Она не может и не хочет понять, за что ее мальчик так не любит дядю. И все пытается примирить их. В сцене "Мышеловка" она, поначалу стоящая прямо, увидев реакцию мужа, на мгновение качнется, будто ее ранили, а потом потянется к нему, чтобы успокоить. А в сцене финальной дуэли совершенно забудет о Клавдии, вся устремленная к сыну, уже смутно догадывающаяся о его участи. И бокал с вином она берет, твердо зная о яде. И именно поэтому выпивает его: чтобы Гамлету не досталось.

Клавдий Андрея Ильина все время пытается разгадать пасынка, понять, где тот играет, а где нет. Он ни на секунду не верит в его безумие и потому отправляет к нему Розенкранца (Антон Семкин) и Гильденстерна (Родион Юрин), чтобы найти доказательства его нормальности. Он все время хочет предугадать следующий шаг Гамлета, но все время остается на шаг позади. И тогда прибегает к последнему средству — затевает "шутливую" дуэль между пасынком и Лаэртом, обставляя все так, чтобы теперь уж он не ушел.

Финальный аккорд — поединок, ради которого все затевалось и который должен все разрешить, мы только слышим: раздается звон клинков. Однако не имея возможности наблюдать бой, мы не почувствуем его напряженность, не оценим мастерство дуэлянтов. Довольно долгое время мы вынуждены наблюдать за реакцией королевской четы и видеть периодически появляющихся на сцене запыхавшихся Гамлета и Лаэрта.

Это несколько снижает градус происходящего, потому что сбивается ритм истории: сцена поединка довольно длинная и, признаться, наблюдать в полумраке за испуганной Гертрудой и торжествующим Клавдием в какой-то момент становится очень скучно. Эта сцена решалась режиссерами по-разному: совсем необязательно фехтовать на глазах у зрителя, чтобы сохранить эмоциональную вовлеченность. Но раз уж поединок сохранен в первозданном виде, имеет смысл показать его.

Валерий Саркисов как будто специально испытывает зрителя, заставляя нас слушать происходящее за сценой и наблюдать за реакцией персонажей (сцена встречи Гамлета с Призраком, "Мышеловка"). Но эти ухищрения не идут на пользу спектаклю и никак не раскрывают образ Гамлета, вокруг личности которого все и вращается в этом спектакле. Он сам себя назначил сценаристом, режиссером и исполнителем главной роли в этой жестокой пьесе, потому так безжалостно расправляется со статистами: губит Офелию, убивает Полония, доводит до смерти мать.

"Гамлет" Валерия Саркисова – спектакль о стремительно взрослеющем молодом человеке, неспособном справиться с собой и обстоятельствами, а потому губящем все, что причиняет ему страдание.

Анастасия Павлова, Театрон интернет-журнал

Подписаться на новости