Правила посещения

Иветта Киселёва

Биография


Заслуженная артистка РСФСР

Иветта Григорьевна пришла в Ермоловский театр в 1947 году, чтобы сыграть на его сцене более  50 ролей: Ксения, Таня, Лена, Соня, Тоня, Галя, Зинка, Наташа, Люба, потом  Мисс Конвей, Леди Хэф, Хороших, Василиса Перегриновна.  До последних дней она продолжала выходить на сцену. Последняя ее роль - Барыня в «Бешеных деньгах» А. Островского. Она взрослела вместе со своими героинями, вместе с ними набиралась опыта, меняясь внутренне и внешне, проживала их судьбы, может быть даже полнее, чем свою собственную. Попав в профессию почти случайно, по объявлению, прочитанному на дверях театра, она талантом заслужила право быть Актрисой. Ее учителями были великий режиссер А.М. Лобанов, разглядевший дарование в юной девушке и взявший ее в театр, ермоловские актеры, с которыми она играла. Она прошла со своим театром через все радости и горести, делила вместе с ним победы и поражения.  В трудные годы не изменила. Не предала. Она была настоящей Актрисой с непростым характером, но с беззаветной любовью к однажды выбранному делу, к своим зрителям.

Из воспоминаний актрисы: «В моей жизни было два самых счастливых дня: День Победы и день, когда меня приняли в театр. Однажды я шла по улице Горького и увидела объявление, что Ермоловский театр набирает мужчин для спектакля о Ковпаке. На всякий случай я оставила информацию, потом пришла и увидела, что принята 1 девушка и 7 мужчин. Меня замечательно приняли старшие товарищи, это тоже имело огромное значение, потому что я смогла раскрыться, показаться. Я стала ходить за главным режиссером, пытаясь узнать, когда с нами будут заниматься. Он мне сказал: «Это вам не ГИТИС . Садитесь в зал и смотрите, как работают ваши старшие товарищи . Потом пришла артистка Раиса Губина и мы вдвоем, когда не были заняты в военных спектаклях, ходили на репетиции, на спектакли и смотрели. Это был 1947 год. Мы отбарабанивали свои шумы за сценой, и бежали в зал, чтобы не пропустить ни одного слова Лобанова. А заниматься решили так: брали  какой-нибудь  отрывок из спектакля или рассказ и показывали худсовету. После одного из таких показов я получила главную роль в спектакле Павленко «Счастье». И пошло мое счастье, не смотря на то, что у меня не было актерского образования, не было диплома. Я стала получать письма, выходили рецензии.  Дальше я стала играть деревенские, простые, советские роли. И знала, что если завтра будет колхозная пьеса, то я буду играть председателя колхоза или  кого-то еще.  Хотя Лобанов был со мной суров. Я его ужасно боялась и любила. Он был необыкновенно талантлив. Он был рожден для того, чтобы удивлять. Человек, который никогда нигде не был, войну просидел в Москве, даже не был в эвакуации, откуда он знал фронтовые трудности? Откуда он знал трудности тыла? Он обладал огромной человеческой проницательностью. Однажды нужно было для спектакля сыграть только появившееся аргентинское танго и он, неудовлетворенный его исполнением, сел и сам заиграл так, что мы совершенно обалдели. Мы многого о нем не знали. Он очень любил комедийное и замечательно умел ставить отрицательные роли. И власти ему ставили в укор, что негативные персонажи у него получались лучше, острее, интереснее. На это он отвечал:  «негативный режиссер.» «Тогда вас надо допроявить» - сказали ему в райкоме. В партию не хотел ни за что. Это тоже ему потом припомнили. Лобанов - это целая эпоха. И я не устаю ему до сих пор поражаться.  Театр наш замечательный, живой, дружный, у нас всегда было много юмора, розыгрышей. У нас всегда были замечательные актеры. О ермоловцах говорили, что это театр талантливых мужчин и красивых женщин. Орданская, Кириллова, Николаева, Павлова. Было чему удивляться, было у кого учиться, они были учениками Терешковича, Хмелева, и мы старались.. Как работал Лобанов и что он умел делать с актером - этого нельзя описать. Это было удивительно. Очень жаль, что это забыто, и я надеюсь, что справедливость будет восстановлена.  Я уже  58 лет  в Ермоловском театре. Бывали всякие времена. И были разные приглашения. Но у меня и в мыслях никогда не было, чтобы уйти из театра Ермоловой. Никогда».

Подписаться на новости